Архаика как норма: может ли Украина повторить судьбу Афганистана

Талибы в Афганистане

Помните про упругость физических тел? При упругой деформации твёрдое тело стремится восстановить прежнее состояние, как только исчезает внешнее воздействие. Совершенно естественное поведение.

Для «общественных тел» действуют примерно те же принципы. Если общество воспринимает сложившуюся ситуацию как искажение привычной нормы, а не новую норму, оно вполне естественно стремится вернуться к прежней норме и убрать искажение.

В Афганистане происходит именно это. Внешнее давление в сторону модернизации исчезло, а внутренний запрос на то же самое оказался для традиционного (в большей его части) общества не особо влиятелен и воспринимается им как искажение нормального порядка вещей. И страна возвращается к привычной архаике, потому что ничего другого большинству просто не нужно. Естественная упругость, воплощённая в данном случае в «Талибане».

Украина, если кто не заметил, решает ровно такой же вопрос, и если наше все еще весьма «традиционное» общество решит, что никакая европейская модернизация ему нафиг не нужна, что это тренд, «навязанный извне» и «чуждый национальному сознанию», пропитанному советским менталитетом, Украина в какой-то момент может просто внятно и недвусмысленно отказаться от «неестественного» для неё «искажения» и быстренько скатиться обратно, к естественному постсоветскому прозябанию.

Это ведь самый простой путь, не требующий затрат, жертв, усилий и каких бы то ни было реформ. Нет результативных реформ — ничего не меняется — упругость побеждает — и страна просто сваливается в уютное прошлое с филиалом администрации президента РФ на Банковой, и остаётся там, пока не сдохнет вместе с кремлёвским светочем нефтяной духовности.

Да, у нас есть несколько миллионов граждан, которые этого поворота не примут. Но в Афганистане таких тоже было несколько миллионов. В том числе ветеранов. В том числе настроенных проевропейски, прогрессивно мыслящих, готовых драться за идеалы модернизации. Но уже и им понятно, что нынешняя попытка прогрессорства в Афганистане не удалась. Партия проиграно. Будущее нужно только им, немногим, а остальным хорошо и в прошлом.

В Украине пока в этом смысле не все так плохо (хотя отсутствие результативных реформ власть нам обеспечивает устойчиво, и это даёт основания для плохих прогнозов). Но наше нынешнее «не все так плохо» вовсе не гарантирует, что мы не повторим тот же унылый и совершенно естественный сценарий, не прекратим барахтаться и не утонем в привычной постсоветской архаике. В сущности, так и не успев из неё толком выбраться.

Потому что социальная упругость, в отличие от целенаправленной работы по модернизации страны, не требует ни плана, ни компетенций, ни усилий, ни затрат, ни жертв. Она действует сама по себе. Ей, в сущности, даже не нужны для этого помощники вроде «Талибана» или ОПЗЖ. Достаточно, чтобы наше внутренее усилие на модернизацию оказалось слабее, чем стремление социума вернуться к привычной «норме», покою, неподвижности, архаике.

Это же природный процесс, такой же естественный, как разложение трупа. Доступно всем.

Но живым все-таки не рекомендуется.

«Выпей море, Ксанф», или Каких полномочий вам «де-юре» не хватает?

Владимир Зеленский

«Де-юре у президента нет всех полномочий, чтобы нести за все ответственность.»

Всех полномочий ему. «Де-юре» ему.

Своего монобольшинства в Верховной Раде решительно не хватает, чтобы принимать неотложные законы. С собственной парламентской фракцией справиться мы не способны, но хотим всю ответственность и полномочия «де-юре». Я так понимаю, чтобы парламент своей неработоспособностью, включая собственную фракцию, не мешал нашей некомпетентности. Зачем этот нудный промежуточный процесс? Без парламента все быстрее пойдёт, к бабке не ходи. Ну, «де-юре» так «де-юре».

Теперь суды. Они все время что-то прогрессивное опротестовывают, потому что нереформированные. Ну конечно. А реформировать их мы не в состоянии, но не потому, что мы в этом некомпетентны, а потому что опять же полномочий не хватает «де-юре». С «де-юрой» все бы реформировали на раз-два.

Оглянешься вокруг — вокруг одни только президентские ставленники и силы, конструктивная оппозиция в жалком меньшинстве, неконструктивная вообще вхлам. Что тебе мешает давать результат и нести ответственность? Ничего не мешает, все только помогает. Но при этом все равно ничего не работает, и поэтому президенту нужны все полномочия «де-юре». Иначе ответственность нести не получается. Получается нести только вот это.

Второй срок ему и конкурентов он не видит. Офигеть. Янукович тоже конкурентов не видел. Порошенко видел, но, как оказалось, не там и не тех. Теперь Зеленский уверенно взял тот же курс. На полное «де-юре».

Какое, кстати, может быть «де-юре», когда работающей юридической системы «де-факто» нет, а отвечаешь за это «де-факто» с 2019 года именно ты?

Сам взял на себя президентскую ответственность — неси хотя бы то, что взял. Нет, не могу нести, но не потому, что способности нет, не потому, что не поднимается, не потому, что не несётся, а потому что надо ещё ответственности добавить. Всю, что есть. Но чтобы «де-юре».

Бидон кваса не могу выпить, но море выпить уже готов. Публично. Вот расписка.

Выпей море, Ксанф. Выпей море.

Саммит над Украиной. Почему все важное происходит в связи с нами, но без нас

Амеркано-российские переговоры в Женеве

Ну что, все отсмотрели прессухи Байдена и Путина?

По мне, так все прогнозы в силе.

Для Украины не изменилось ничего, над нами по-прежнему нависает туча кремлевского говна и никуда она в ближайшие годы не отползёт. Америка помощь усилит, но жёсткую необходимость перестроить ВСУ и модернизировать управление ими это только подчеркнёт. Белый дом нацелился не столько на вытаскивание нас (а мы ж ещё и не хотим вытаскиваться, хотим оставаться в тёплом подкремлевском болоте в симбиозе с горячо любимыми бюджетными пиявками на пузе), в большей степени он нацелился снизить или вообще снять угрозу со стороны России для себя и для Европы. И он это делает, в общем, без нашего участия, хотя и используя в своих стратегиях фактор Украины — как вспомогательный. О событиях в киберпространстве, как можно судить, разговоров было больше, чем про события в Крыму и на Донбассе. Мы в этом сериале определенно не на главных ролях.

Наша власть на это может обижаться, конечно, но для нее это создаёт и кучу удобств. Верховная Рада и ОПУ могут и дальше отстаивать право нашей судебной системы оставаться максимально независимой от назойливой Венецианский комиссии и ее никому не приносящих доходов призывов к респектабельности. Если ей нужны реформы, вот пусть она их там у себя и проводит, а к нам не лезет со своими советами. У нас своя лужайка, вот. Поэтому мы за пределами лужайки и остаёмся лишь статистами.

Что до России, то она как шла к самоизоляции, так и идёт. Прессуха Путина это полностью подтвердила. Кремлю нужно быть самым крутым бандилой на раёне, но для этого нужно наглухо закрыть раён, чтобы в него не лезли те, кто посильнее. Только чтобы деньги присылали, а больше ничего не надь. Валюту сдали быстро и шиздуйте со своими дебильными заявами. Ржавый занавес с окошком обменника нефти на евро и еду. И не смейте возражать сверхдержаве, фраера либеральные, мы все равно будем делать все, что захотим, и гадить везде, где захотим, а вы обтекайте.

Что до Украины, то она по-прежнему остаётся пассивом для международной политики. Перспективным, но не в ближайшие годы. Требующим внимания, но не дающим серьезной отдачи, и, что ещё хуже, не особо стремящимся этот дисбаланс изменить. Наше проклятие — удовлетворенность своей пассивностью. Нам нравится эксплуатировать нашу слабость и уязвимость. Дайте нам помощь, иначе мы совсем прокиснем и начнём пахнуть. Реформы? Непременно, но не сейчас, наши любимые пиявки против. Что? Не дадите транш? Почему?! А если мы откроем ещё одно окошко для обмена обещаний реформ на транши? И почему мы, такие много обещающие, но мало выполняющие, все ещё не в НАТО, в конце концов?

Но проблемы нашей государственной и экономической модернизации — это, все-таки, проблемы наши внутренние. О них нам могут напоминать, как в коммюнике саммита НАТО, но решать их за нас не будут. Но у нас есть и проблема во внешней политике — упомянутая выше пассивность. Мы десятилетиями не пытаемся предлагать и продвигать свои стратегии, мы привыкли быть фактором в чужих. Сделайте нам что-нибудь, а то мы сами ленимся и не умеем. Это слабая игра, обречённая на стратегическое прозябание.

Единственный для Украины вариант системно изменить внешнеполитический модус — выходить с крупными инициативами, начать задавать повестку. «Крымская платформа» — прекрасная инициатива, именно наша, и такая, что заставляет дипломатию Европы шевелиться в нужном нам направлении. Но этот тренд нужно продолжать и поддерживать. Поправки в Конституцию по Крыму выглядят как бы нашим внутренним делом, но дадут мощную поддержку международной «Крымской платформе». Нужна практическая реализация принятого только что Закона о коренных народах, с созданием структур национального самоуправления и интерфейсов их взаимодействия с государством — это заставит бюрократов некоторых стран ЕС задёргаться, потому что сами они от решения своих аналогичных задач привычно уклоняются. Можно, в конце концов, начать играть по-крупному и потребовать решить проблему модернизации устава ООН, в котором до сих пор в Совете Безопасности голосует с правом вето не Россия, а Советский Союз — можете себе представить, как требование устаканить этот анахронизм возбудит и Кремль, и тех постоянных членов, кому российское вето якобы мешает воплощать в международную жизнь их высокие принципы?

Для Украины принципиально важно стать игроком, а не полем на доске международной политический игры. Не ждать, какую фигуру и кто на нас поставит, а самим начать делать ходы. Не пассивно следить за переговорами Кремля с Белым домом, а вынуждать их обсуждать и принимать в расчёт навязанные нами пункты повестки.

У нас есть для этого возможности. А практика покажет, есть ли у нас желание и компетенции этими возможностями воспользоваться.

Версии неотложной непроходимости

Реформы - это туда

Почему Зеленский не требует от нардепов своей же фракции приоритетного прохождения через Раду «неотложных» законопроектов?

Вариантов несколько:

1. Законопроекты на самом деле не «неотложные», а так, фигня, мало ли что на них написано. Никто и не имел в виду, чтобы они действительно стали законами. Тот самый вариант, по которому Порошенко и его коалиция утопили конституционные поправки по децентрализации.

2. Законопроекты таки «неотложные», но только для Зеленского. Нардепы, и прежде всего Слуги, считают иначе, потому что кому ж интересно мнение какого-то Зеленского, кто он такой вообще. А Зеленский и не настаивает, потому что деликатный очень. За это его и любят.

3. Национальная парламентская Матрица. Никаких законопроектов вообще не существует, и Зеленского тоже. О чем вы говорите? «Ложки нет». Тук-тук, Зео.

4. На повестке дня Рады стоят такие грандиозные свершения, что никому не сдались какие-то «неотложные». Вот список свершений на утро, вот на вечер. Пищеварением заняться некогда.

5. Татаров с Портновым вытерли Зеленского с его «неотложностью» тряпочкой и выжали ее туда, куда они обычно такие тряпочки выжимают. И теперь через Ермака управляют Слугами от имени мокрой тряпочки и ведёрка с этим самым.

6. Зеленский намерен обратиться к Байдену, чтобы тот поспособствовал прохождению через Раду «неотложных» законопроектов. И НАТО пусть подключается, а то че они. Им же нужен прогресс реформ в Украине? Так чего они тянут?

7. Нардепы ждут реальных стимулов, чтобы начать работать. Ощутимых таких. А сейчас у них только нереальные стимулы для того, чтобы НЕ работать.

8. У нас вообще ничего не работает, кроме коррупции, чего вы вообще от власти хотите, не понимаю.

9. Ваша версия?

Когда не оставляют вариантов

Джо Байден и Йенс Столтенберг на саммите НАТО в Брюсселе, 2021 год

Коммюнике по итогам саммита НАТО очень ясное в отношении России: уважаемая геополитическая сверхдержава, будешь плохо себя вести — будешь стоять в углу с горящей от ремня попой. Потому что достала уже борзеть. Вариантов не оставила.

В отношении Украины тоже сказано вполне ясно: будет настоящая борьба с коррупцией — будет и ПДЧ в НАТО. Выбор за нами. Или нам НАТО нужнее, или коррупция. Но только на деле. Семь лет намерений и радужных мыльных пузырей — это прикольно, но нужен результат, который не лопается. Что-то непонятно? Как добиться? Перестать жаловаться, что не работается. Тяжело даётся судебная реформа? Ай-я-яй. Трудно перестроить таможню, налоги, размонополить олигархические структуры? Ну надо же. «Теневое государство» сильнее «нетеневого» и никак не соглашается само стать слабее? Ути-пути.
Или коррупция, или НАТО. Прямым текстом. Чтоб даже у тупых вопросов не осталось.

А до тех пор как же мы без НАТО будем противостоять вот этому, который в углу с горящей попой? Да так же, как и раньше. Кровью и жизнями наших ребят. И вопреки нашей любимой коррупции, которая нам только на словах противна, а на деле мы ради неё и от реформ уклоняемся, и от демократии отлыниваем, а уж идеалы революции достоинства как успешно-то заливаем чёрным кэшем, просто любо-дорого смотреть.

«Почему мы до сих пор не в НАТО»? Вот именно поэтому. Потому что нам на самом деле это не НАТО, и мы это не устаём наглядно демонстрировать уже семь лет. Не оставляем вариантов.

Интервью-самострел, или Некомпетентность как определяющий фактор политики

Владимир Зеленский

Интервью Зеленского Axios и реакция на него Госдепа показали довольно неприятную для Украины (но закономерную, чего уж там) вещь: если не осознавать и не искоренять некомпетентность, именно она начинает определять политику.

Выявилось это из-за того, что Зеленский (и его Офис за компанию) совершенно не понимает принципы работы добросовестных СМИ. Один из этих принципов — всегда запрашивать комментарий и давать позицию стороны, в адрес которой прозвучали обвинения. Это элементарное условие соблюдения баланса и принципа объективной подачи.

Давайте проследим последовательность и логику сюжета, который возник из-за того, что это условие не было принято Зеленским в расчет.

1. Зеленский в интервью Axios сказал, что не получал коммуникаций от Госдепа и узнал важные для него новости, слушая брифинг для прессы. Это прозвучало как обвинение в адрес Госдепа.

2. Axios, как и требует профессионализм, обратился в Госдеп, чтобы получить и дать его позицию по упомянутому Зеленским вопросу. Получил и дал. Позиция: Коммуникация Госдепа по затронутой Зеленским теме была исчерпывающей (не оставила вопросов или явно выраженных неясностей у другой стороны), и велась с руководством ОПУ. Достаточно высокий уровень, чтобы Госдеп не нервничал, что дело не сделано, и что Зеленскому не придется выцеживать нужную ему информацию из брифинга для прессы.

3. Однако публичное заявление Зеленского показало, что дело таки не было сделано — до президента результаты коммуникации не дошли, и он вынужден был сам искать ответы на оставшиеся у него вопросы и неясности. Но кем именно это дело не было сделано?

4. Вариантов три: или Госдеп лжет, что добросовестно коммуницировал с ОПУ, или ОПУ просто не сочло нужным выполнить свою обязанность и проинформировать Зеленского об этой коммуникации, или ОПУ все сделало как надо, а Зеленский решил соврать в интервью для усиления художественного драматизма.

5. Коммуникации Госдепа легко проверяются, там все по рутинной процедуре, столь же рутинно задокументировано, так же рутинно может быть предъявлено, если будет запрошено или Госдеп обвинят в недобросовестном заявлении. Но обвинений во лжи в адрес Госдепа со стороны ОПУ не было. Было только заявление Зеленского в интервью, из которого следует, что конкретно до него коммуникация не дошла.

6. Это же заявление Зеленского поставило его офис в интересное положение.

6-1. Если коммуникацию с Госдепом до президента довели, а Зеленский просто решил хайпануть, соврав, что нет, не довели, то шефа, по совести, надо за такую подставу бить портретом об стол, потому что ну скотство же — так подставлять своих помощников. Вот вам заявление о моей отставке, пусть с вами работает какое-нибудь чмо, которому его репутация не дорога.

6-2. Если же коммуникацию с Госдепом до президента действительно не довели, чем вызвали его публичный внешнеполитический провал, то в ОПУ просто отсутствует компетентность как таковая. И Офис нужно разгонять весь. Он ясно показал, что не только не способен работать на результат, но впрямую работает против результата. И единственный способ это поправить — доказать, что ляп был на стороне Госдепа. Извольте предъявить. Но этого «извольте» мы не видим.

7. Пока не сделано (в публичной плоскости) ничего, что позволило бы говорить о выводах из этой истории на уровне ОПУ. Президент пытается привычно смягчить ситуацию, типа, ничего экстренного не случилось, с Байденом же все-таки пообщались по телефону, ну, правда, потом в ОПУ наврали немножко про сказанное, но они же не со зла, и все уже исправили после плюхи от Госдепа. И вообще — слова не важны, важно то, что за ними подразумевается. («Это феноменально, сеньоры!» (с) Жиан Жиакомо)

Я таки не знаю, на чьей стороне в этой истории лежит кусок дерьма, но запах уверенно намекает на Банковую. Зеленский публично вляпался в вопиющую некомпетентность — или свою собственную, или своего Офиса. Но он не хочет публично признавать ни того, ни другого. Он хочет оставить все как есть, просто чтобы его в это не тыкали носом.

Это означает, что принципиальной важности компетентности он вообще не понимает. Это означает, что компетентность им не востребована. Это означает, что никакие задачи его командой решены быть не могут, кроме тех, для решения которых предпосылкой является нынешний уровень ее некомпетентности. То есть, никакие задачи, кроме коррупционных.

И ещё раз: все произошедшее в этом сюжете вызвано тем, что Зеленский и его Офис не понимают и не ценят профессиональных принципов современных СМИ. Если бы они их понимали и уважали, они бы точно знали, что Axios запросит официальную позицию Госдепа, и после этого эффект от интервью станет совсем другим.

Хотя все ещё весьма и весьма художественным и драматичным.

Реклама системной импотенции, или Как монетизировать институциональное бесcилие

Такое впечатление, что народ раньше не видел точно таких же судебных сериалов. А ведь их за прошедшие семь лет было вполне достаточно. Ефремов, Корбан, Мосийчук, Онищенко, Насиров, Савченко-Рубан, далее везде. «Этапы большого пути», «Перри Мейсон» и «Lost» в одном подарочном комплекте.

Виктор Медведчук

Сценарий почти всегда начинается с бурной пиар-кампаниии прокуратуры и/или СБУ, иногда для разнообразия приукрашенной боевой операцией по захвату окрестностей злоумышленника. Или, паче чаяния, его самого. И все это так громко и боевито, что у зрителя нет времени даже на сходить пописать. Записи разговоров и оперативная съёмка очень скрытой камерой. Пресса неистовствует. Фейсбук аж пищит. Умеют, заразы, строить экспозицию.

Потом начинается фабула. Вручают подозрение. Нет, не вручают. Нет, вручают, но не подозрение. Никто не знает, что вручают. Медаль? Наградной газопровод? Грамоту почетного зрадника? Интрига! Нет, все-таки подозрение, но непременно с каким-нибудь нарушением процедуры. Интрига должна сохраняться.

Но главное, понятное дело, всё ещё впереди.

Главное — это мера пресечения. Адвокат или прокурор? Одеяло или каталка? Поруки или по самое небалуйся? Браслет на ногу или пирсинг на интим? Залог или за что-то другое? Сколько-сколько?! Интрига! Абсолютная кульминация. Апогей всего представления. И досудебного, и судебного.

И послесудебного тоже. Потому что на этом первый сезон шоу благополучно заканчивается, бегут финальные титры, и начинается… нет, не второй сезон, а ожидание второго сезона. На который, впрочем, пока нет ни бюджета, ни сценария, ни пороху в пороховницах, ни спецназа СБУ, ни, в конце концов, той же интриги. Она полностью исчерпана избранием меры пресечения. Дальше только растянутое на годы муторное отползание в тоскливый позор процедурной импотенции. Уже никто не помнит, что там за мерой пресечения должно быть и как этого добиться. Прения? Присяжные? Вердикт? Вотще: навык утрачен, да никто и не парится. Хуже того: шоураннер в принципе не понимает, зачем все это нужно, поскольку пиар-кампанию уже отработали, а на остальное никто всерьёз и не забивался. Ну, так, мечтали только, что вот хорошо бы продлить сериальчик ещё на сезон-другой. Но без серьезных обязательств, конечно. Кураж растрачен, свет выключен, уборщица тоже уже ушла.

Но зрителю об этом, конечно, прямо никто не скажет. Ему полагается говорить «не переключайтесь, самое интересное будет сразу после рекламы». Сразу после — это значит, что времени на сходить пописать у зрителя по-прежнему нет.

С этого момента профессионализм шоураннера заключается не в работе над вторым сезоном, а в создании иллюзии, что такая работа идёт. Тянуть волынку. Кудрячить бокра. Выжимать кошку.

И так до тех пор, пока зритель не поймёт, что те финальные титры были действительно финальными, и что после избрания меры пресечения ждать больше нечего. А диван, сволочь, намок совершенно напрасно.

Спокойной ночи. No Deal Production совместно с Notorious Pictures. Ни один Медведчук при производстве сериала не пострадал. Пошла реклама.

UA: Українське радіо: В очікуванні Блінкена. Прогнози тижня. Нафтогаз, справа Байдена, нова партія в Україні

Сергей Бережной

Между мордобоем и челобитной, или Пельмени варит не кастрюля

Каждый раз, когда кто-то пишет или говорит «ну как же мы реформируем страну/победим коррупцию/остановим российское вторжение без правильного президента», мне хочется ответить — а как же вы пельмени варите без «правильного президента»? Сами, что ли?

Президент, как и любой чиновник, — это просто инструмент общества для решения задач, которые перед обществом стоят и обществом же решаются. И как инструмент он, во-первых, легко заменяемый, а во-вторых, стремительно приходящий в негодность, и потому опять же требующий регулярной замены. Но действовать этим инструментом так или иначе все равно должно общество.

Пельмени варит не кастрюля, а мы сами. Кастрюля для этого, конечно, нужна, но если в хозяйстве нет идеальной скороварки, сойдет и порепаная чугуняка, лишь бы не протекала. Протекла — на свалку ее, берем другую и варим.

Само собой, кастрюле обидно отправляться на свалку, а президенту обидно оказаться непригодным к тому судьбоносному, извините, делу, за которое он взялся. По человечески это понятно. Но обида обидой, а задачи-то решать надо. Обижайся сколько влезет, но давать результат кто будет-то? Кстати, покажешь результат — и ты уже не совсем бесполезный, тебя можно дальше как минимум терпеть, даже с твоими обидами.

Но это все в демократических странах, а не в заболоченном чрезмерным чинопочитанием вождистском пост-совке. У нас пока, при всех наших амбициях и вольностях, тема «правильного вождя» застряла накрепко, и откровенно протекающие политики этим привычно пользуются. Совок и пост-совок приучили обывателя воспринимать любую номенклатурную крысу как хозяина, распорядителя, в крайнем случае — шпрехшталмейстера. Которому, если он чего-то не сделал из того, что делать обязан, полагается не морду щупать, а челобитную подавать, и еще доплачивать сверх жалования на цацки к мундиру.

Реформировать страну, победить коррупцию, остановить Кремль — это наши задачи, задачи общества. Если президент или любой другой чиновник считает себя частью общества, он будет эти задачи решать и отчитываться перед обществом о результатах. Если результатов нет и отчитываться не о чем — не нужно рассказывать о том, что ты «старался», что у тебя были «самые лучшие намерения», что «проделана большая работа». Кому нужна твоя работа, если результат не просматривается. А если не просматривается — значит, нет у тебя как инструмента практической ценности. Вычеркиваем.

Но главное тут все-таки в том, что основную ответственность за все эти неудачи несет не инструмент (у него своя ответственность, достаточная, чтобы бояться спроса до судорог и постоянно помнить о грядущей свалке), а тот, кто его применяет. Пельмени, повторюсь, варит не кастрюля, а мы сами. Мы выбираем, в какой кастрюле их варить, и если мы выбрали дырявую, то это наша лажа.

Конечно, это если мы воспринимаем себя как демократическую страну, в которой избиратель осознает свою ответственность за эффективность государства и общественных институтов. Или если мы действительно, а не на словах, хотим жить в демократической стране, а не в заболоченной номенклатурной помойке с провалившейся ниже плинтуса судебной системой, освоившим откровенно шулерские махинации правительством и жомовой ямой с кандидатской степенью в Раде.

Пойду пельмени сварю, что ли.