Демократия как процесс и провал «перезагрузки» Уряда

Уряд в Раде…Интересен общий контекст, в котором Арсений Яценюк встраивает разрешение нынешнего кризиса. Отставка правительства, как он утверждает, привела бы к «хаосу и дестабилизации». Хочет того Яценюк или нет, но именно это его мнение говорит о неудаче демократических пребразований в Украине гораздо больше, чем любая статистика. Ну не может в по-настоящему демократической стране смена правительства или распад парламентской коалиции стать общенациональной катастрофой. Демократия — это ведь не персональный состав власти (чтобы в ней были сплошь профессиональные демократы и никак иначе), а отлаженный комплекс работающих социальных процедур. И общественный строй — это не статичное состояние социума, а постоянно идущий процесс. И именно общепринятые правила, в соответствии с которыми этот процесс осуществляется, определяют, является строй демократией или нет.

В Украине построение демократии пока что лишь осознано и заявлено как цель, но общество по-прежнему структурировано в основном советской и постсоветской архаикой. Именно замена этой архаики на демократические общественные регламенты и было сутью социальных преобразований, которые бралось обеспечить «правительство камикадзе». Оно должно было разработать эти новые общественные регламенты как проект и начать его внедрение. Образно говоря, перевести страну на более передовую «операционную систему»… [ Дальше ]

Дорогой Арсений Петрович

Арсений ЯценюкВо время отчета премьер-министра в Верховной Раде в голосе Арсения Яценюка слышался гром фанфар. Премьер рапортовал о победах. Он принял страну несчастной, без армии и бюджета, а теперь она счастлива с тем, с другим, да еще и без зависимости от российского газа. Выслушав затем час депутатской критики, премьер счел нужным этот тезис повторить, не снижая триумфального пафоса и добавив полированной бронзы в тембр.

Нет оснований Арсению Петровичу не верить — он действительно видит положение вещей именно так. Другое дело, что за пределами личности Арсения Петровича ситуация выглядит совсем иначе. Например, для измерения счастья граждан Украины, выраженного в электоральном рейтинге лично премьера и его партии Народный Фронт, скоро понадобится линейка с мнимыми делениями.

«Украина поднялась на 29 позиций в мировом рейтинге легкости ведения бизнеса», гордо сообщает в отчете Арсений Петрович. «Желание и готовность открыть собственный бизнес уменьшилась у 20% опрошенных граждан», — отвечают соцопросы.

«Обеспечена своевременная выплата пенсий и зарплат бюджетникам», — рапортует общественности Яценюк. Общественность с надеждой смотрит в кошелек и находит там среднемесячную зарплату в размере меньше 200 долларов и «ни-в-чем-себе-не-отказывай» пенсию в районе 100 баксов.

И так почти по всем пунктам отчета.

Учитывая наблюдаемые в реальности экономические успехи, обращение «дорогой Арсений Петрович» с точки зрения гражданина Украины нужно читать буквально — не как «близкий сердцу и душе», а как «конкретно недешевый»… [ Дальше ]

Отставка из отвращения

Виталий КаськоВ рапорте об отставке Касько прямо написал, что «нынешнее руководство Генпрокуратуры окончательно превратило ее в орган, где царят коррупция и круговая порука, а любые попытки изменить этот порядок вещей внутри прокуратуры сразу и показательно преследуются. Тут работает не право и закон, а произвол и беззаконие, а ключевые позиции в Генпрокуратуре с каждым днем занимают все больше воспитанников-последователей печальноизвестного Пшонки».

Теперь мы знаем, как ситуация в ГПУ выглядит с точки зрения человека, который много сделал для того, чтобы эту ситуацию исправить — и потерпел очевидную неудачу.

И это не частная неудача отдельно взятого Виталия Касько. Неспособность (или нежелание) реформировать Генеральную прокуратуру, которая в нынешних условиях недозапуска реформы юстиции остается одним из ключевых органов правоохранительной системы, — один из крупнейших и наиболее очевидных провалов во всей реформаторской работе последних лет в масштабе страны… [ Дальше ]

Головокружение от неуспехов, или Мастерство неразрешения кризисов

Айварас АбромавичусКризис власти в Украине, вопреки привычной лексике, не «назревает». Он постоянно присутствует как фактор в национальной политике, потому что разрешить его, похоже, ни у кого не находится ни способностей, ни, возможно, желания.

Заявление министра экономики Айвараса Абромавичуса об уходе в отставку снова резко обострило отношения Уряда и Верховной Рады. «Дорожная карта» переформатирования правительства, которая, вероятно, худо-бедно была между ними согласована, полетела в корзину. Между исполнительной и законодательной ветвями власти мушкетерскими клинками заблистали встречные обвинения в неэффективности, бездеятельности и склонности к коррупции.
Предыдущие скандалы такого рода президенту Порошенко удавалось снимать, сглаживать или игнорировать, потому что они не разрывали созданную им политическую конфигурацию. Конфигурация эта допускала, а иногда даже подразумевала некоторые зоны тлеющего напряжения. Реформы должны были идти, но спокойно, без фанатизма, и, желательно, без неудобств для хороших знакомых. Громкие обвинения Михаила Саакашвили должны были как-то сдерживать рост аппетитов приправительственных бизнес-кланов, а торможение антикоррупционных законов в Раде придавало динамике, создаваемой реформатской командой, необходимую плавность. Чудовищно бездеятельный Шокин на посту Генерального прокурора эффективно отвлекал на себя внимание от менее очевидных кадровых недоработок и делал встречи с прессой значительно более предсказуемыми. В целом, ситуацию можно было держать под контролем.

То, что сия идиллия должна рано или поздно закончиться, было понятно всем, в том числе и президенту. Но как-то хотелось еще немножко развязку оттянуть… [ Дальше ]

Приземление оптимизма: Как украинцы воспринимают себя и общество

KakMenyaetsyaObshestvoРезультаты социологического исследования «Кем мы себя считаем и кто мы на самом деле: Как меняется общество Новой Украины?», проведенного Фондом «Демократические инициативы» совместно с Киевским международным институтом социологии в октябре 2015 года, были презентованы 12 января в Украинском кризисном медиа-центре.

Исполнительный директор Международного фонда «Возрождение» Евгений Быстрицкий (фонд обеспечил финансовую поддержку исследования) во вступительном слове говорил, в частности, о том, что результаты опроса оказались более оптимистичными, чем можно было надеяться: опрос проводился через полтора года после Майдана, и за это время первоначальное почти эйфорическое ожидание перемен к лучшему успело смениться в обществе горьким скептицизмом из-за того, что такие перемены если и происходят, то удручающе медленно.

Несмотря на это, опрос показал, что люди по-прежнему настроены на перемены, считают, что гражданское общество в Украине находится на подъеме и продолжают воспринимать стремление к переменам в позитивном ключе. Ирина Бекешкина, директор Фонда «Демократические инициативы» представляя результаты исследования, много раз подчеркивала, что респонденты опроса оценивают состояние гражданского общества в целом как более «продвинутое» по отношению к себе самим… [ Дальше ]

 

 

«Четвертая власть» и «плохие новости»

В который раз услышал, что СМИ “программируют общественное мнение на негатив”. Из-за этого “программирования” представление людей о коррупции, например, не соответствует истинным масштабам распространения самой коррупции. Общество склонно преувеличивать. Потому что на практике сталкиваются со взяточничеством не так уж много людей, но социологические исследования показывают, что проблема волнует гораздо больший процент опрошенных.

Мнение это (я передал его с некоторыми вольностями, но за сохранение смысла ручаюсь) прозвучало (и даже не раз) во время презентации результатов социологического исследования “Кем мы себя считаем и кто мы на самом деле: Как меняется общество Новой Украины?” в Украинском кризисном медиа-центре. Исследование проводил Фонд “Демократические инициативы” совместно с Киевским международным институтом социологии и при поддержке Международного фонда “Возрождение”, и результаты его сами по себе чрезвычайно занимательны, но я хочу вырвать из общего контекста обсуждения именно ту мысль, с изложения которой начал этот текст.

СМИ воздействуют на общественное мнение, публикуя “негатив”.

Думаете, буду возражать? Ничего подобного. Я согласен. Настоящие профессиональные СМИ действительно часто “поднимают” негатив, в подробностях описывает проблемы, причем именно для того, чтобы обратить на них внимание общества. И то, что общество этот сигнал воспринимает и поднятыми в СМИ проблемами озабочивается, говорит о том, что СМИ делают свою работу. Хорошо или плохо — другой вопрос. Но делают.

Не проходит и дня, чтобы кто-нибудь не напомнил СМИ об их ответственности и не назвал их “четвертой властью”. Истина от повторения не тускнеет, просто начинает раздражать. Да, “четвертая власть”. Потому что свободная пресса — естественный и проверенный временем способ держать под общественным контролем первые три. А “держать под контролем” — это вовсе не значит “сообщать о новых достижениях” (впрочем, и о них СМИ сообщают, но это совсем другая общественная задача). Это значит выявлять и выставлять на всеобщее обозрение глупость, некомпетентность и злоупотребления. То есть, как раз “негатив”.

Можно ставить это прессе в вину, почему бы и нет. При этом хорошо бы не забыть, что три главные ветви власти — судебная, законодательная и исполнительная — тоже ведь работают, в основном, с “негативом”. Суды разбирают конфликтные ситуации и наказывают нарушения законов — сплошной “негатив”. Законодатели закрывают выявленные в государственном устройстве “дыры” и латают прохудившиеся от долгого натягивания на взрослеющую реальность дряхлые установления — и здесь “негатив”. Для исполнительной власти сигналом к активному вмешательству в ситуацию тоже становятся провалы, нескладухи, неприятности, от административного недоустройства на местах до природных катастроф. Ведь пока все идет нормально, пока социальные и административные механизмы работают “штатно”, вмешиваться в их работу, в общем, незачем. И опять “негатив”, будь он неладен!

“Четвертая власть” безусловно виновна в том, что она постоянно оказывается “гонцом, который приносит дурные вести”.

Добрые вести тоже есть — новые истории успеха, изобретения, достижения, праздники. Вы не читаете о них в СМИ? Странно, я читаю. И в социальных сетях. И в маркетинговых публикациях. Но “дурных вестей” всё это не исключает.

Впрочем, есть ведь и другая пресса. Милая, добродушная, которая слушает не настроения общества, а предпочтения конкретного читателя. Новости о романах в голливудской тусовке. Гороскопы по пятницам. Будоражащие воображение сенсации типа “Меня похитил гигантский чебурек” и познавательные новости класса “Британские ученые открыли консервную банку”. И если читателю надоел вечный и неизбывный негатив “четвертой власти”, ему никто не запрещает окунуться в этот источник неиссякаемого позитива. И жить в мире, в котором нет коррупции, насилия, вооруженного сепаратизма, наркомании, нарушения гражданских прав, злоупотреблений на выборах и, самое главное, возмутительных СМИ, которые обо всех этих гадостях сообщают.

Жаль только, что это будет мир вымышленный — от начала и до конца. А может, и не жаль. Эскапизм нынче популярен. Как и во всякую эпоху быстрых перемен, к которым обычному человеку не так уж просто приспособиться.

Но если отдельный человек может существовать в отрыве от реальности довольно долго, то живое общество позволить себе такого не может. Оно слушает свой пульс — в том числе через СМИ. Оно чувствует, где у него болит. И если боль есть, она становится для общества тем большей темой, чем она сильнее.

Именно поэтому масштаб коррупции может быть значительно меньше, чем озабоченность общества этой темой, но тут имеет значение не пропорция, а то, что эта тема для общества очень больная. Потому и внимание к ней велико и постоянно, потому и пресса постоянно её поднимает, потому и социологические исследования показывают такие результаты.

И будут показывать, пока болячку не удастся, наконец, вылечить.

И тогда СМИ переключатся на следующую — ту, которая будет в тот момент на верхней точке на шкале общественной боли.

Правящая коалиция: как не дать средству превратиться в цель

Верховная РадаАргумент “давайте этого и этого не делать, чтобы не поставить под угрозу парламентскую коалицию” в последние несколько месяцев стал настолько обычен, что воспринимается как общее место, не требующее обсуждения. Когда кто-нибудь говорит «а стоит ли это делать, это ведь может развалить коалицию», тут же следует согласие  — «конечно, делать этого не стоит, коалиция важнее».

Важнее ли?

То, что о чрезвычайной хрупкости парламентской коалиции приходится вспоминать с утомительной регулярностью, говорит не столько об опасностях, которые со всех сторон грозят этому любимому дитя национального парламентаризма, сколько о его собственной хилости. Внутренняя неустойчивость делает коалицию столь уязвимой, что вместо того, чтобы работать над развитием законодательной базы страны и обеспечением реформ, ей приходится заботиться о том, чтобы из неё снова кто-нибудь не вышел… [ Дальше ]

 

 

Политические беженцы из России: как их встречает Украина

ШумакПо данным пресс-службы ГМС Украины, за 8 месяцев 2015 года было подано 906 прошений о предоставлении убежища, из которых было удовлетворено 29, а еще 70 соискателей были признаны лицами, которые обоснованно нуждаются в защите. То есть, положительное решение принято для 99 обращений из более чем девяти сотен.

Мы поговорили с одним из переселенцев, чье прошение пока остается без удовлетворения.  Его история — показатель качества работы украинской госмашины в отношении политических иммигрантов.

Алексей Шумак — инженер с двадцатилетним стажем из Петербурга, работал системным администратором в крупных компаниях («Дом Ленинградской торговли», интернет-магазин «Озон» и другие). В Украину переехал год назад, мягко говоря, с большими приключениями. К этой зиме почти закончил ремонтировать для семьи убитый домик в селе под Днепропетровском… [ Дальше ]


Закон подрыва устоев

Dmytro_Yarosh_191014

…Особенно острой проблема устаревших законов становится в периоды бурного развития, когда перемены происходят постоянно, идут потоком. Консервативные правящие группы в таких ситуациях часто прибегают именно к “замораживанию” законодательства, чтобы снизить темпы перемен и сохранить контроль над ситуацией, или даже принимают пакеты законов, которые впрямую запрещают общественную подвижность — вспомним в этой связи диктаторский пакет законов Януковича.

Для общества в такой ситуации именно несоблюдение устаревших законов становится единственным способом удержать набранную динамику развития. Это же делает неизбежным конфликт между подвижным социумом и малоподвижным государством, которое продолжает требовать от граждан “жить по закону” даже вопреки здравому смыслу.

Именно в такой ситуации резко возрастает роль внесистемных структур, которые заняты почти исключительно тем, что “раскачивают лодку”. У них может не быть вменяемой политической программы, у них может не быть популярной идеологии, и единственным их достоинством может быть привычка к “подрыву устоев” — но в ситуации, когда закостеневшие регламенты начинают общество душить, именно такие группы оказываются силой, которая способна расшатать устаревшую структуру и тем самым сохранить для социума степени свободы, необходимые для дальнейшего развития… [ Дальше ]

Партии или сети?

Антикоррупционный форум, Киев, 23 декабря 2015Имитационные демократии потому и называются имитационными, что копируют внешние признаки настоящих, но не принимают их фундаментальных свойств.

Партии в Украине есть? Есть. Парламент в стране есть? Есть. Выборы есть? Раз есть подкуп избирателей и другие нарушения на выборах, значит, видимо, есть и сами выборы. Некоторые считают, что этого вполне достаточно, чтобы политическая система страны считалась демократической.

Но разве может быть демократической политическая система, в которой эффективно заблокированы штатные механизмы влияния избирателей на власть? Может ли считаться демократическим общество, судебная система которого громогласно объявляется с высоких трибун неэффективной, но при этом требования ее реформировать упираются в скорбную неспособность тех же высоких трибун эту задачу в осмысленные сроки решить? Может ли считаться демократическим государство, в котором заранее оговоренная смена крайне непопулярного и неэффективного правительства внезапно оказывается невозможной из-за того, что его якобы совершенно некем заменить? Много ли демократии в стране, если чуть ли не самой крупной победой громкой антикоррупционной кампании становится добровольное сложение депутатских полномчий одним из ее фигурантов?… [ Дальше ]