Терроризм по-севастопольски: Охота на адмирала

Графская пристань в Севастополе. Открытка начала XX века

Среди документальных книг, посвященных революционному движению в Российской империи, есть работа, крайне неудобная по способу организации материала — «Календарь русской революции» под редакцией Владимира Бурцева, изданный впервые в 1907 году. Составитель оформил ее именно как календарь, разбив на двенадцать месяцев-глав и расписав, что, где и в какой год происходило революционного в каждый день месяца. То есть, хронология событий выдерживается не для всей книги, а для каждой календарной даты. И до тех пор, пока книга не появилась в электронной форме  через сто лет после книжного издания, пользоваться ею было удобно разве что для того, чтобы узнавать, какие революционные события происходили в данный конкретный день. И, если появлялось революционное вдохновение, праздновать годовщину того или иного свершения.  

Вероятно, желающие праздновать упомянутые в бурцевском «Календаре» события не иссякли и поныне, но работать с этой книгой жутковато. По большей части, «Календарь» выглядит как каталог свершавшихся именем революции или ради ее предотвращения убийств разной степени жестокости, удачных и неудачных покушений, локальных терактов и, значительно реже, массового насилия. 

Город флотского террора

Имперский Черноморский флот и его база Севастополь в этой панораме террора представлены вполне достойно. Особенно хорош календарь за 1906 год (далее все даты, ради соответствия текстам источников, указаны по старому стилю).

  • 27 января 1906 года. «Покушение на жизнь адмирала Чухнина в Севастополе. По приговору боевой организации партии с.-р., Измайлович стреляла в Чухнина на его квартире. По приказу Чухнина, Измайлович была немедленно расстреляна без суда. Чухнин был тяжело ранен, но выздоровел.»
  • 14 мая 1906 года. «В Севастополе брошены бомбы в коменданта крепости Неплюева. Масса жертв. Неплюев остался невредим. Арестован шестнадцатилетний Макаров, бросивший бомбу. Там же арестованы непричастный к этому делу с. р. Бор. Савинков и его товарищи.»
  • 6 июня 1906 года. «Возмущение крепостной артиллерии в Севастополе.»
  • 28 июня 1906 года. «По постановлению Б. О. партии с. — р. убит в Севастополе крестьянином Я. С. Акимовым главный адмирал Черноморского флота Чухнин.»
  • 21 июля 1906 года. «Побег Савинкова из гауптвахты в Севастополе.»
  • 30 июля 1906 года. «В Севастополе в военно-морском суде приговорены четверо к смертной казни и трое на бессрочную каторгу по делу о беспорядках на „Пруте“.»
  • 25 августа 1906 года. «В Севастополе убит жандармский подполковник Рогольт. „
  • 3 сентября 1906 года. «В Севастополе расстреляны матросы Дейнега и Кошуба.»
  • 25 сентября 1906 года. «Покушение на жизнь ген.-м. Думбадзе в Севастополе. Думбадзе легко ранен. Покушавшийся скрылся.»
  • 11 ноября 1906 года. «Многотысячный митинг солдат и матросов в Севастополе. Патрульным был убит командир роты, посланной разогнать митинг, и ранен вице-адмирал Писаревский.»

Сюжетов в этом списке, в сущности, немного, но каждый из них заслуживает отдельного рассказа. 

Вот, например, сюжет об убийстве командующего Черноморским флотом вице-адмирала Григория Павловича Чухнина. 

«Костер из человеческого мяса»

Чухнин был славен подавлением матросского восстания на «Потемкине», «Очакове» и на примкнувших к ним кораблях в ноябре 1905 года. Финал восстания, начавшегося в Одессе, непосредственно связан с Севастополем. Крейсер «Очаков», стоявший в Севастопольской бухте, был подожжен артиллерийским огнем береговых батарей, спасение выживших организовано не было. И, по утверждению непосредственных свидетелей, не по начальственному упущению, а намеренно. 

Вице-адмирал Григорий Чухнин
Вице-адмирал Григорий Чухнин

18 ноября московские «Биржевые ведомости» писали: 

«По слухам 16-го ноября в три часа дня началось кровопролитное сражение между восставшими матросами и сухопутными войсками. „Очаков“ и „Днестр“ потоплены; броненосец „Пантелеймон“ получил три пробоины; полгорода разрушены артиллерийскими снарядами. Брестский и другие полки взяли штурмом сражавшихся моряков; лейтенант Шмидт был при этом ранен и взят в плен».

1 декабря петербургская газета «Наша жизнь» публикует очерк-репортаж «Севастопольские события» Александра Куприна, который жил тогда в Балаклаве, видел происходившее своими глазами и назвал гибель «Очакова» «костром из человеческого мяса, которым адмирал Чухнин увековечил свое имя во всемирной истории». 

«…Когда при въезде, против казарм, поили лошадей, то узнали, что действительно горит „Очаков“. Отправились на Приморский бульвар, расположенный вдоль бухты. Против ожидания, туда пускали свободно, чуть ли не предупредительно. Адмирал Чухнин хотел показать всему городу пример жестокой расправы с бунтовщиками. Это тот самый адмирал Чухнин, который некогда входил в иностранные порты с повешенными матросами, болтавшимися на ноке…» 

Про «болтавшихся на ноке» Куприн, вероятно, слышал от кого-то из недоброжелателей адмирала, которых у командующего флотом было много. Достоверных свидетельств о подобных наглядных демонстрациях у историков нет. Хотя (как будет видно из дальнейшего) идея казней без суда адмиралу не была совсем уж чужда.

Чухнин, прочитав очерк, отдал приказ о выселении Куприна «из пределов Севастопольского градоначальства в течение суток». 

Но слово «палач» уже прозвучало, и даже вполне публично, а за словом в те времена часто следовало и дело. Планы покарать адмирала Чухнина за беспощадное подавление матросского восстания появились у боевой организации эсеров, и не только у нее. 

Жертва второго разбора

Впрочем, для эсеров, как писал в мемуарах «операционный директор» боевой организации Борис Савинков, это была задача «меньшей важности» — для террористической группы, которая выбирала жертв из списка имен имперских министров и великих князей, Чухнин был сравнительно мелкой добычей. Но пепел сожженных на «Очакове» все еще стучал в сердце прогрессивной общественности, так что уничтожение командовавшего этим ужасом адмирала выглядело задачей востребованной — и, что принципиально, вполне решаемой.

Проблема была в том, что руководство боевой организации, включая Азефа (еще не раскрытого тогда как провокатор составителем «Календаря русской революции» Бурцевым), базировалось в то время в Финляндии, в которой императорское охранное отделение свободы рук, в отличие от террористов, не имело. А Севастополь от Гельсингфорса был далеко. Поэтому боевую организацию банально опередили менее организованные, но более шустрые соратники по борьбе.

Екатерина Измайлович
Екатерина Измайлович

Как сообщала в 5 номере 1906 года столичная еженедельная юридическая газета «Право», «27-го января, в гор. Севастополе, к вице-адмиралу Чухнину явилась молодая женщина, назвавшаяся дочерью адмирала Чалеева. Будучи принята и воспользовавшись тем, что присутствовавший адъютант отошел в сторону, просительница вынула из кармана пистолет „Браунинга“ и произвела в вице-адмирала Чухнина четыре выстрела, причинившие ему тяжелые поранения. Стрелявшая женщина была убита часовым». 

Стреляла в Чухнина эсерка Екатерина Измайлович, к слову, дочь генерал-лейтенанта русской армии.

Известен (хотя и в чужом пристрастном изложении) рассказ свидетеля того покушения, ординарца армирала: 

«Говорит, хочу видеть адмирала. Доложили. Принял без задержки. Только эдак через минуту-две — вдруг: бах, бах, бах! Как мы всегда неотлучно были при адмирале, вот первый я и вбежал. Стоит эта самая барышня одна, плюгавенькая, дохленькая и вся белая-белая как снег, стоит спокойно, не шевельнется, а револьвер на полу около ее ног валяется. — „Это я стреляла в Чухнина, — говорит твердо: за расстрел «Очакова». Смотрим, адмирала тут нет, только из другой комнаты выбежала жена его, кричит, как бы в безумии: «Берите ее мерзавку… скорей берите». Я, конечно, позвал своего постоянного подручного. И что бы вы думали? Смотрим, а наш адмирал-то вылезает из-под дивана. Тут он уже вместе с женой закричал: «Берите скорей, берите ее!». Ну, вот мы ее сволокли во двор и там покончили быстро…“ 

Савинков об этом эпизоде пишет в воспоминаниях так: 

„Зензинов отправился в Севастополь с поручением выяснить возможность убийства адм. Чухнина. Он приехал, когда в Севастополе находился Владимир Вноровский, тогда еще не член боевой организации, и Екатерина Измаилович, поставившие себе ту же цель. Зензинов вернулся в Финляндию и сообщил, что Чухнин будет, вероятно, убит этими товарищами. Действительно, 22 января 1906 г. Екатерина Измайлович, явившись во дворец адм. Чухнина в качестве просительницы, произвела в адмирала несколько выстрелов из револьвера и тяжело его ранила. Она была тут же на дворе, без всякого суда и следствия, расстреляна матросами. Вноровский скрылся.“

Вторая попытка

Из четырех выстрелов, сделанных Измайлович, в цель попали два: Чухнин был ранен в живот и в плечо. В следующие месяцы он серьезно лечился, не забывая, впрочем, и о своих обязанностях командующего флотом. В том числе и об обязанностях, касавшихся покарания бунтовщиков.  

„Русское слово“ от 6 марта 1906 года: 

„Весь день 2-го марта ожидалась резолюция адмирала Чухнина по кассационной жалобе защитника Балавинского по делу Шмидта. Резолюция последовала 3-го вечером. Кассационные доводы оставлены без уважения. Приговор суда утвержден. Для Шмидта повешение заменено расстрелянием“.  

Замену повешения на расстрел можно счесть данью уважения к Шмидту как к офицеру в отставке, но для эсеров это не имело никакого значения. Савинков вспоминает разговор с Азефом, который состоялся у него в апреле 1906 года в Гельсингфорсе. Азеф говорит, что „нужно убить Чухнина, особенно нужно теперь, после неудачи Измаилович“. Савинков соглашается. „Я был убежден, что небольшая группа близких друг другу людей сумеет подготовить покушение на Чухнина, каковы бы ни были затруднения на месте“.

Савинков выехал в Крым в начале мая, но в Севастополе с ним, против всяческих ожиданий, началась совсем другая история, мало связанная с адмиралом: неудачное, но кровопролитное (бомба взорвалась в праздничной толпе, 6 человек погибли, 39 были ранены) покушение местных эсеров на коменданта севастопольской крепости генерал-лейтенанта Неплюева 14 мая возле Владимирского собора привело к аресту Савинкова и его группы. 

Но история этого теракта и того, чем он обернулся для ничего не знавшей (по уверениям Савинкова) о его подготовке боевой организации эсеров, достойна отдельного очерка, мы же вернемся к печальной судьбе адмирала Чухнина.

Цветник командующего флотом

После выстрелов Измайлович охрана командующего флотом была усилена, а сам он, оправившись от ранений, стал гораздо осмотрительнее в появлениях на публике и приеме посетителей. Но стремление „покарать палача «Очакова» было настолько массовым, что все меры предосторожности оказались напрасны. 

Эпизод его гибели кратко, но с присущим советской литературе террористическим пафосом описан в «Крушении республики Итль» Бориса Лавренева. 

«Адмирал Чухнин оставил по себе черную славу. Чугунной ступней придавил флот — ни пикнуть, ни вздохнуть. Адмирал не знал жалости, и только одна у него была слабость — к цветам. На даче „Голландия“ развел цветники, гроздья роз струились ароматом на клумбах. Нашел адмирал хорошего садовника — матроса Акимова. Жил Акимов в „Голландии“, поливал адмиральские розы, и в прекрасное летнее утро, когда вышел адмирал в сад подышать благовонием, садовник-матрос достал из куста двустволку и всадил в главного командира флота и портов Черного моря два заряда картечи.»

В «Календаре» Бурцева процитировано другое «публицистическое описание» этого теракта, подписанное «Л.О.»: 

«Адмирал убит на собственной даче „Голландия“ из охотничьей двустволки картечью. Чухнин около десяти часов утра приехал на катере с женою и адъютантом Сергеевым на дачу. Его супруга с адъютантом гуляла немного позади мужа, по фруктовому саду. Чухнин, расхаживая с садовником, осматривал деревья и выслушивал говорящего садовника о том, что было им сделано за весну по части благоустройства сада. В это время промелькнула „предсмертная тень“, — недалеко пробежал человек; забежав вперед адмирала, матрос, приложив ружье к дереву, прицелился в него, спустил курок, но выстрела не последовало, тогда матрос вышел из-за дерева и немедленно же из второго ствола выстрелил в Чухнина. Адмирал был ранен картечью, в верхушку правого легкого и щеку. Ночью в 12 час. адмирал умер. Стрелявший скрылся».

Причастность «матроса Акимова» к убийству так и осталась недоказанной, его объявили в розыск, но не нашли. В выпуске от 30 июня газета «Русское слово» упоминала его как подозреваемого в блоке новостей, посвященном убийству адмирала. Газета также приводила слухи о причастности к убийству эсеров.  

«СЕВАСТОПОЛЬ, 29, VI.Адмирал Чухнин ночью скончался в морском госпитале.

ПАРИЖ, 29,VI- 12,VII.По поводу убийства адмирала Чухнина мне удалось узнать, что тотчас после первого неудачного покушения адмирал получил от боевой организации следующее извещение: „Приговор над убийцей Шмидта по независящим обстоятельствам отложен, но будет приведен и исполнен после“.

СЕВАСТОПОЛЬ, 29, VI.(Официальная корреспонденция). Тело адмирала Чухнина перевезено во дворец. В совершении преступления подозревается матрос Акимов, помощник садовника дачи „Голландия“, скрывшийся в момент происшествия.» 

В 1925 году в журнале «Каторга и Ссылка» (№ 5) был опубликован мемуар «Как я убил усмирителя Черноморского флота адмирала Чухнина», подписанный именем Я.С.Акимова. Вопрос, были эти воспоминания написаны настоящим убийцей адмирала и насколько они достоверны, и поныне остается дискуссионным. 

Post Mortem

Вице-адмирала Григория Павловича Чухнина похоронили во Владимирском соборе в Севастополе 1 июля 1906 года, рядом с легендарными Лазаревым, Нахимовым, Корниловым и другими флотскими титанами. Память об «усмирителе Черноморского флота» официально почиталась в городе вплоть до падения монархии — почиталась пышно, с торжественными панихидами на годовщины похорон, с орудийным салютом. 

Александр Иванович Куприн, по свидетельствам петербургской прессы, с 1908 года «усиленно хлопотал» об отмене приказа Чухнина и о разрешении вернуться в Балаклаву, где у него осталась какая-никакая недвижимость. Но в то время убитый адмирал флота оказался сильнее живого классика. 

В начале 1930-х годов здание Владимирского собора с его «усыпальницей адмиралов» было передана ОСОАВИАХИМу для размещения авиамоторных мастерских. Что в последующие предвоенные и послевоенные годы севастопольцы делали с покойными флотоводцами и «усмирителями», точно неизвестно, но относились к ним определенно без пиетета. В 1991 году в усыпальнице были найдены в мусорных кучах лишь отдельные кости, которые затем были символически перезахоронены в отреставрированном Владимирском соборе. 

Какие из найденных и заново погребенных останков могли принадлежать вице-адмиралу Чухнину, история умалчивает.

Севастопольский Владимирский собор с «усыпальницей адмиралов»
Севастопольский Владимирский собор с «усыпальницей адмиралов»

Prime на ATR: «Союзные диктаторы»: барин и бандит

Эфир на ATR от 8 ноября 2021 года: «миграционный кризис» на границе Беларуси и Польши, как Лукашенко продает Кремлю «в мелкой нарезке» суверенитет Беларуси, значение темы Крыма в политическом торге диктаторов.

Чужой проигрыш как мечта идиота, или Джек-пот на «нулевой сумме»

«Америка проиграла, значит, ссср выиграл» — это вы все ещё играете с «нулевой суммой».

А что именно ссср выиграл? Как во Вьетнаме, ещё десять лет социалистической жопы и потом подпись на почётном свидетельстве о глобальном банкротстве? Или это Америка, уйдя из Вьетнама, развалилась от горя?  

С уходом из Кабула будет ровно та же история. Шок, рёв, ушибленное национальное самолюбие, Охотник на оленей, закрытие программы Аполлон, рефлексия, осмысление, Цельнометаллическая оболочка, Оскар за лучший сценарий, Рейган, экономический прорыв, технологическая революция и опять же банкротство противника, который ничего из этого не сумел. Только утешительный Оскар (американский опять же) за Москва слезам не верит.  

Слезам не верит, а что в Афгане она «победила» — наверное, верит, ведь «нулевая сумма» рулит. Это же классная идея — если Джо обосрался, у Вовы в штанах сразу само собой чисто стало и ромашки расцвели. Ничего делать не надо, только дуй в несменяемый памперс и жди, когда Джо в следующий раз обосрется.  

А Китай, наверное, считает что-то своё, но то такое. У них игра с другим подсчетом очков, отдельно от всех. От Пьяного мастера к Тигру и дракону, и ещё го вместо подкидного. А правила го говорят, что очки начинают считать, только когда доска кончится. А доска пока волшебно свободна вширь, вглубь и в высоту, смиренно ставь камни лучше противника ещё тыщу лет.  

Но у некоторых же точное ощущение (и даже типа знание), что история уже закончилась, будущего нет, и если не заявить о главном выигрыше прямо сейчас, то завтра будет пипец как поздно. Третий путь, что вы хотите. Без рефлексии своих ошибок, без смиренного натягивания себя на космос, зато с Оскаром за Москва слезам не верит (американским опять же) и возвратным ссср в анамнезе.  

Ошибайтесь, как умные, ставьте камни, как смиренные, — понимаю, поддерживаю, но на хрена вам вслушиваться в хронический и анахронический совок и повторять за ним размокшую эсэсэсрь — не понимаю и не хочу.

Это пускай они сами, у них других перспектив нет, а в активе только «нулевая сумма».

Саммит над Украиной. Почему все важное происходит в связи с нами, но без нас

Амеркано-российские переговоры в Женеве

Ну что, все отсмотрели прессухи Байдена и Путина?

По мне, так все прогнозы в силе.

Для Украины не изменилось ничего, над нами по-прежнему нависает туча кремлевского говна и никуда она в ближайшие годы не отползёт. Америка помощь усилит, но жёсткую необходимость перестроить ВСУ и модернизировать управление ими это только подчеркнёт. Белый дом нацелился не столько на вытаскивание нас (а мы ж ещё и не хотим вытаскиваться, хотим оставаться в тёплом подкремлевском болоте в симбиозе с горячо любимыми бюджетными пиявками на пузе), в большей степени он нацелился снизить или вообще снять угрозу со стороны России для себя и для Европы. И он это делает, в общем, без нашего участия, хотя и используя в своих стратегиях фактор Украины — как вспомогательный. О событиях в киберпространстве, как можно судить, разговоров было больше, чем про события в Крыму и на Донбассе. Мы в этом сериале определенно не на главных ролях.

Наша власть на это может обижаться, конечно, но для нее это создаёт и кучу удобств. Верховная Рада и ОПУ могут и дальше отстаивать право нашей судебной системы оставаться максимально независимой от назойливой Венецианский комиссии и ее никому не приносящих доходов призывов к респектабельности. Если ей нужны реформы, вот пусть она их там у себя и проводит, а к нам не лезет со своими советами. У нас своя лужайка, вот. Поэтому мы за пределами лужайки и остаёмся лишь статистами.

Что до России, то она как шла к самоизоляции, так и идёт. Прессуха Путина это полностью подтвердила. Кремлю нужно быть самым крутым бандилой на раёне, но для этого нужно наглухо закрыть раён, чтобы в него не лезли те, кто посильнее. Только чтобы деньги присылали, а больше ничего не надь. Валюту сдали быстро и шиздуйте со своими дебильными заявами. Ржавый занавес с окошком обменника нефти на евро и еду. И не смейте возражать сверхдержаве, фраера либеральные, мы все равно будем делать все, что захотим, и гадить везде, где захотим, а вы обтекайте.

Что до Украины, то она по-прежнему остаётся пассивом для международной политики. Перспективным, но не в ближайшие годы. Требующим внимания, но не дающим серьезной отдачи, и, что ещё хуже, не особо стремящимся этот дисбаланс изменить. Наше проклятие — удовлетворенность своей пассивностью. Нам нравится эксплуатировать нашу слабость и уязвимость. Дайте нам помощь, иначе мы совсем прокиснем и начнём пахнуть. Реформы? Непременно, но не сейчас, наши любимые пиявки против. Что? Не дадите транш? Почему?! А если мы откроем ещё одно окошко для обмена обещаний реформ на транши? И почему мы, такие много обещающие, но мало выполняющие, все ещё не в НАТО, в конце концов?

Но проблемы нашей государственной и экономической модернизации — это, все-таки, проблемы наши внутренние. О них нам могут напоминать, как в коммюнике саммита НАТО, но решать их за нас не будут. Но у нас есть и проблема во внешней политике — упомянутая выше пассивность. Мы десятилетиями не пытаемся предлагать и продвигать свои стратегии, мы привыкли быть фактором в чужих. Сделайте нам что-нибудь, а то мы сами ленимся и не умеем. Это слабая игра, обречённая на стратегическое прозябание.

Единственный для Украины вариант системно изменить внешнеполитический модус — выходить с крупными инициативами, начать задавать повестку. «Крымская платформа» — прекрасная инициатива, именно наша, и такая, что заставляет дипломатию Европы шевелиться в нужном нам направлении. Но этот тренд нужно продолжать и поддерживать. Поправки в Конституцию по Крыму выглядят как бы нашим внутренним делом, но дадут мощную поддержку международной «Крымской платформе». Нужна практическая реализация принятого только что Закона о коренных народах, с созданием структур национального самоуправления и интерфейсов их взаимодействия с государством — это заставит бюрократов некоторых стран ЕС задёргаться, потому что сами они от решения своих аналогичных задач привычно уклоняются. Можно, в конце концов, начать играть по-крупному и потребовать решить проблему модернизации устава ООН, в котором до сих пор в Совете Безопасности голосует с правом вето не Россия, а Советский Союз — можете себе представить, как требование устаканить этот анахронизм возбудит и Кремль, и тех постоянных членов, кому российское вето якобы мешает воплощать в международную жизнь их высокие принципы?

Для Украины принципиально важно стать игроком, а не полем на доске международной политический игры. Не ждать, какую фигуру и кто на нас поставит, а самим начать делать ходы. Не пассивно следить за переговорами Кремля с Белым домом, а вынуждать их обсуждать и принимать в расчёт навязанные нами пункты повестки.

У нас есть для этого возможности. А практика покажет, есть ли у нас желание и компетенции этими возможностями воспользоваться.

Когда не оставляют вариантов

Джо Байден и Йенс Столтенберг на саммите НАТО в Брюсселе, 2021 год

Коммюнике по итогам саммита НАТО очень ясное в отношении России: уважаемая геополитическая сверхдержава, будешь плохо себя вести — будешь стоять в углу с горящей от ремня попой. Потому что достала уже борзеть. Вариантов не оставила.

В отношении Украины тоже сказано вполне ясно: будет настоящая борьба с коррупцией — будет и ПДЧ в НАТО. Выбор за нами. Или нам НАТО нужнее, или коррупция. Но только на деле. Семь лет намерений и радужных мыльных пузырей — это прикольно, но нужен результат, который не лопается. Что-то непонятно? Как добиться? Перестать жаловаться, что не работается. Тяжело даётся судебная реформа? Ай-я-яй. Трудно перестроить таможню, налоги, размонополить олигархические структуры? Ну надо же. «Теневое государство» сильнее «нетеневого» и никак не соглашается само стать слабее? Ути-пути.
Или коррупция, или НАТО. Прямым текстом. Чтоб даже у тупых вопросов не осталось.

А до тех пор как же мы без НАТО будем противостоять вот этому, который в углу с горящей попой? Да так же, как и раньше. Кровью и жизнями наших ребят. И вопреки нашей любимой коррупции, которая нам только на словах противна, а на деле мы ради неё и от реформ уклоняемся, и от демократии отлыниваем, а уж идеалы революции достоинства как успешно-то заливаем чёрным кэшем, просто любо-дорого смотреть.

«Почему мы до сих пор не в НАТО»? Вот именно поэтому. Потому что нам на самом деле это не НАТО, и мы это не устаём наглядно демонстрировать уже семь лет. Не оставляем вариантов.

Занавес пошел, или Антракт неизбежен

Хутин: Щаз что-то скажу.

Роспропагандо: Эпохальное обращение

УкрЗМІ: Відбудеться звернення президента держави-агресора

Думки експертів: або Донбас, або Беларусь, або обидва

Лугандон: хотим денег, в Россию и независимость

Мнения экспертов: В интересах России снять напряжение в международной ситуации, для этого нужно уничтожить киевского хунту и его русофобское недогосударство

Думки експертів: або Донбас

Дыктатар з Мінска: мы с Владзимиром Владзимировичем…

Думки експертів: або Беларусь

Зеленська хунта: Україна здатна себе захистити, у нас є непробивний Татарів і ми з нім в кишені прагнемо до НАТО

Думки експертів: або обидва

Чехия: высылает 18 российских шпионов

Роспропагандо: Пражская хунта смертельно боится российской мощи, можем повторить 1968-й, хы-хыыы, покушайте говнеца

Думки експертів (в паніці): або Чехію

Хутин: мы лучше всех в мире побеждаем пандемию, даже лучше Януковича

Мнения экспертов: планы партии и правительства настолько грандиозны и победны, что про них нельзя говорить вслух

Роспропагандо: Вашингтон напрягся, Евросоюз в панике

УкрЗМІ: Відбулося звернення президента держави-агресора, згадав Януковича

Думки експертів: чому нічого не сталося

Российские пенсионеры: а как же пенсии, про пенсии ничего не сказали?!

Лугандон: …

Дыктатар з Мінска: мы с Владзимиром Владзимировичем…

Чехия: высылает оставшихся российских шпионов и ещё пять сверху

Бурные аплодисменты. Занавес.

В антракте зрителям будут предложены усиление российской ударной группировки в Крыму и на восточной и северной границах Украины, а также выступление на быс дыктатара з Мінска. Работает гардероб.

«Недороссия»: вероятность российской аннексии Донбасса и сценарии для Украины

Россия против Украины

В начале февраля министр иностранных дел Дмитрий Кулеба отреагировал в телеэфире на визит группы российских пропагандистов на форум “Русской Донбасс”. ”Убежден, это было зондирование восприятия идей о возможной аннексии Российской Федерацией отдельных районов Донецкой и Луганской областей, вброс в информационное пространство этого нарратива”, сказал он.

Вбросить и перебросить 

Отмечу, что вброс этот далеко не нов, потому что именно вывешенная перед “народными республиками” перспектива “стать Россией” стала главным мотивом псевдореферендумов 2014 года в Донецке и Луганске. Перспектива эта в ту пору наглядно оживлялась только что состоявшейся аннексией Крыма, и тем, что Россия пошла на такой шаг вопреки своим вполне официальным международным обязательствам и пренебрегая до крайности очевидными последствиями. Для сторонников Кремля это был долгожданный знак того, что дипломатическое сюсюканье в отношениях с Западом закончилось, и началась давно ими чаемая эпоха “беру, что хочу”. И это “что хочу” включало в себя, естественно, все, что Россия хотела взять в Украине.

Правда, очень скоро Кремль дал понять “жертвам киевской агрессии”, что Крым — это Крым, а “ДНР” и “ЛНР” — это совсем другая история. Результаты “референдумов” внезапно оказались недостаточным основанием для того, чтобы Россия впитала в свое территориальное тело созданные ею террористические анклавы. Кремль предпочел сохранить их как плацдармы своего политического давления на Украину — точно так же, как до того сохранил в таком же качестве Абхазию и Южную Осетию для Грузии, и Приднестровье для Молдовы. 

Кстати, в Приднестровье “референдум” о присоединении к России состоялся еще в 2006 году, однако, как и в случае с “ЛДНР”, принимать в свой состав именно этот отгрызенный у соседа кусок империя побрезговала. В те времена это объясняли “отсутствием общей сухопутной границы”. Но (даже если забыть о городе Кенигсберге Калининградской области) после аннексии Крыма этот аргумент как-то перестал выглядеть убедительно, а для оккупированных областей Донбасса так и вообще звучал бы неуместным издевательством. 

Все выглядело так, что сценарий полной аннексии вполне открыто лежал на кремлевском столе, и подготовка к его реализации активно шла, но затем его со стола убрали. В мусор не выбросили, а отложили в ящичек секундной доступности. Пока не понадобится. 

И, собственно, вопрос остался лишь в том, когда и при каких обстоятельствах этот ящичек будет открыт. 

Угроза и реальность

С тех пор у аналитиков и стратегов, которые пытались прогнозировать действия Путина и Кремля, наступили трудные времена. Особенно для тех из них, которые пытались строить сценарии исходя из тривиального (для них) представления, что Кремль хоть в какой-то степени заинтересован в выходе из политического тупика, в который он загнал Россию аннексией Крыма. Или что в Кремле рационально оценивают ситуацию, в которой находятся. Или что Кремль способен идти на политические компромиссы. Или, в конце концов, что он способен и намерен выполнять хотя бы те обязательства, на которые он уже подписался. 

Трудные времена у таких аналитиков случились из-за того, что Кремль всеми этими основаниями откровенно пренебрегает. Путин прямо заявляет, что в “политическом тупике” находится не Россия, а Запад. Что при оценке ситуации Россия будет и далее руководствоваться только своими хотелками, а компромиссы с Западом или с кем-то там еще возможны только на условиях принятия всеми “партнерами” этих российских хотелок. И что те обязательства, под которыми подписалась Россия, должны выполнять все остальные, а у нее в конституции теперь написано, что сама она может их и не выполнять. 

За прошедшие годы аналитики, хоть и со скрипом, но научились видеть в решениях и заявлениях кремлевской верхушки не изощренное политиканство в духе старика Макиавелли, а рефлекторную бандитскую “растопырку” в манере персонажей некогда популярной книжной серии “Русская бойня”. И научились, хоть и нехотя, признавать, что эта кремлевская “растопырка” отлично работает против изощренной западной дипломатии. Особенно если учесть право вето России в Совбезе ООН и заявленную в военной доктрине России готовность применить тактическое ядерное оружие на смежных с нею территориях.

Поэтому вероятность того, что возобновившиеся разговоры о возможности аннексии Россией Донецка и Луганска могут оказаться не просто разговорами, уже давно воспринимается аналитиками как серьезная и совершенно реальная угроза. 

“Нам это невыгодно”

Для России прямая аннексия оккупированных ею территорий Донецкой и Луганской областей невыгодна, поскольку повлечет резкое усиление западных санкций и переведет ситуацию на новый уровень военной конфронтации, в том числе с НАТО. Это типичное возражение, которое многократно приводилось в ответ на опасения, что аннексия реальна. И оно было бы вполне справедливо, если бы Кремль считал для себя “выгодным” хотя бы сохранение статус кво. Если бы Путин считал санкции не мелким неудобством, а серьезным сдерживающим фактором. Если бы он верил, что Байден придумает что-то посерьезнее, чем “дворовые обзывалки”. Если бы он не видел, за какие смешные деньги можно купить расположение европейских политических крупнячков вроде Шредера и Берлускони. В чем “невыгодность”-то при всем при этом? 

Так что Кремль вполне может видеть для себя выгоду именно в усилении конфронтации. 

И основания для такого понимания ситуации достаточно солидны. Россия вполне последовательно отказывается от предложенных ей вариантов договоренностей на основе действующих международных соглашений и требует “компромиссов” исключительно исходя из ее собственных интересов. А зачем Кремлю какие-то еще “компромиссы”? Путин ясно видит, что против его “растопырок” у западной дипломатии и бюрократии ничего нет, а переводить разговор из дипломатическо-бюрократического формата в формат военный они откровенно не хотят. Значит, они слабаки. Значит, их нужно додавливать, давить, жать, чмырить, плющить все сильнее и сильнее. Потому что пока есть шанс докрутить лоха, его непременно надо докручивать. В том числе угрозой новой аннексии, а если будут ныть и кочевряжиться — то и не угрозой. Не объявит же НАТО войну ядерной державе? Конечно, нет. 

А если что, мы их в Совете безопасности ООН их же ветом.

Стратегии для Украины

Строить политические сценарии для действий Украины в случае расширения российской агрессии несколько проще — все-таки мы считаем, что находимся с демократическим Западом по одну сторону цивилизационного разлома и исповедуем общие ценности и общий взгляд на нынешний миропорядок. Существенную поправку стоит делать лишь на традиционный многолетний дефицит собственной инициативы, но и тут у нас есть приятные подвижки — в частности, поддержанная союзниками идея “Крымской платформы”. Пока она остается идеей, говорить о ее инструментальном значении рано, но зато есть и возможность доработать список ее задач при изменении ситуации.

И если аннексия Россией Донецка и Луганска, вопреки “невыгодности” этого шага для Кремля, все-таки станет свершившимся фактом, именно “Крымская платформа” превращается в главную дипломатическую площадку для противодействия агрессору.

Во-первых, после аннексии автоматически прекращает существование “Минский формат”. Для него просто исчезает предмет обсуждения. Выполнение “минских договоренностей” становится невозможным не только для Украины, но и для России. Миссия ОБСЕ становится в Луганске и Донецке такой же ненужной для оккупантов, как и в Крыму, где ее по известным причинам нет и не было.  

Во-вторых, “Нормандский формат” оказывается скомпрометированным, потому что очевидно проваливается как политический инструмент. Его “результатом” отныне становится эскалация агрессии одним из участников. Нужна кому-то после такой “победы” эта богадельня для продолжения сюсюканья с Кремлем? Вопрос риторический. 

В-третьих, Совбез ООН по-прежнему блокирован правом вето у Кремля. Поздравим мировое сообщество и с этим достижением.

И, наконец, в-четвертых: даже формальных различий между “кейсом Крыма” и “кейсом Донбасса” больше нет. И та, и другая часть территории Украины аннексирована Россией. И “Крымский формат”, который изначально создается для выработки международным сообществом инструментов давления на оккупанта, оказывается естественной площадкой для обсуждения деоккупации не только Крыма, но и Донбасса. По сути, “Крымская платформа” вполне годится для того, чтобы стать “точкой сборки” международных усилий по противодействию российской агрессии.

Пригодится этот сценарий или нет — зависит от слишком многих пока неизвестных обстоятельств. Может сложиться так, что аннексия Россией “ДНР” и “ЛНР” станет мощным импульсом для реализации международных стратегий Украины. Может получиться и так, что мы в очередной раз упустим возможности, которые откроет для нас новая ситуация. А если мы привычно будем уступать политическую инициативу Кремлю, все может обернуться для нас совсем грустно. 

И, конечно, спасибо тем, кто сегодня с ежедневными потерями держит фронт. Все наши сценарии возможны только благодаря им. 

Пусть все будет не зря.

[ Текст опубликован в Слово і Діло ]

Чучело выборов в пантеоне пост-советского авторитаризма

Вчера прочитал у Сергея Гармаша о переговорах на ТКГ, и что у россиян новое императивное требование — отменить некое постановление Верховной Рады, иначе ничего обсуждать не будем. А сегодня прочитал, какое именно постановление требовали отменить — о том, что местные выборы 25 октября пройдут на всей территории Украины, кроме оккупированных районов.

Вот это «кроме» им и не нравится. Хотят провести выборы. Как бы по законам Украины. Но без признания юрисдикции этих законов, без деоккупации, без допуска к участию в выборах украинских политических партий, медиа, наблюдателей, ЦИК, без всего вообще.

Требование само по себе чудесное (хотя и явно «тупиковое», но это давно не новость). Но ещё больше мне нравится, что оно идеально иллюстрирует российский/советский взгляд на демократические институты.

Выборы в совке (и в пост-совке) выродились в нечто, что ни власти, ни большинству обывателей откровенно не нужно, скучный и бессмысленный ритуал, который исполняется только ради того, чтобы западная цивилизация богатеньких остолопов могла сделать вид, будто считает совок экзотической формой своей демократии (давно осто#бенившей совку в любых формах) и потому продолжает с этим совком сотрудничать как с партнером, а не как с каким-нибудь Кем Кым Кимом. Счета паханов в своих банках продолжает обслуживать, за газ платить, заявки в Интерполе рассматривать, айфоны и лексусы продавать, в конце концов. Поддерживать худо-бедно в совках сознание их причастности к цивилизации.

С выборами у совка одна проблема: они даже в кастрированном виде все равно для заскорузлого режима опасны. Даже в таком музейно-зачищенном пост-эсэсэре, как лукашенковская Беларусь, они остаются лазейкой для легального выражения массового недовольства. Соломенный аэроплан хоть и не летает, но на нем все ещё можно анонимно написать «Луканах». Прямо снаружи, чтобы всем видно было.

Но это издержки. А так-то выборы (точнее, изображающее их чучело из говна и окурков, не слишком старательно прикрытое газетой «Правда») нужны совку только для того, чтобы вот прямо сейчас развести фраеров на доверии и выдурить у них время, деньги и очередную подпись на бумажке.

Запад с этой точки зрения — таки фраера, даже не вопрос. Совок разводит Запад уже не первое десятилетие. Запад умильно смотрит на чучело, стараясь его не нюхать лишний раз, называет его «выборами» (ну уж какие есть, лучше хотя бы такие, чем никакие) и потом четыре года не реагирует, когда совковое чучело «свободы слова» мешает его с тем, из чего оно слеплено.

Украина в этом смысле чем хороша: хотя мы эту совковую хтонь ещё далеко не изжили, но уже вполне ее осознали, и как-то категорически перестали ее любить на завтрак, обед и ужин. Нас ею пару раз даже вытошнило. И если в Ордле хотят это говенное чучело подновить и снова пустить в дело на радость западным фраеркам — солому им в руки. Но без всякой поддержки этого начинания со стороны Киева.

Задача Украины — долго, упорно и настойчиво объяснять Западу смысл, химический состав и назначение этого жухлого чучела. Объяснить — и потребовать на уровне ТКГ перестать называть его «выборами» для начала. Выработать и зафиксировать критерии: что может быть признано настоящими законными и демократическими выборами на деоккупированных территориях, при соблюдении каких условий они могут быть проведены.

Чучело выборов вместо настоящих выборов где бы то ни было в Украине — это прямое возвращение к совку, попытка вернуть в желудок то, чем нас уже вырвало. Украине нужны работающие демократические институты, а не их бездарные и откровенные имитации. Без них мы просто молча вольёмся в Ордлу.

Горизонт деоккупации: прогноз на переговоры в «крымском формате»

Крым это Украина

Предложения создать специальный формат международных переговоров по деоккупации Крыма звучат уже довольно давно, однако всерьез украинская дипломатия взялась за эту тему лишь в прошлом году.

Инициатива по созданию специализированного «крымского» формата стала естественным следствием того, что в рамках Минских переговоров тему деоккупации Крыма не пожелали обсуждать не только россияне (что было вполне ожидаемо), но и западные посредники, которые не хотели поставить под угрозу минские переговоры в целом. Кремль многократно заявлял, что тема государственной принадлежности Крыма для него «закрыта», и что российская власть категорически против любых подобных обсуждений.

Но то, что «закрыто» для Кремля, все еще вполне «открыто» для Украины и подавляющего большинства стран, которые не признали законности аннексии 2014 года и, следовательно, поддерживают требования Украины о полном восстановлении ее суверенитета в пределах международно признанных границ. Именно это дает МИД Украины основания настаивать на создании международного дипломатического инструмента для деоккупации полуострова.

Крым это Украина

Вполне естественно, что Россия будет всячески противодействовать созданию «крымской» переговорной площадки, — точно так же, как она сопротивлялась, например, созданию международного суда для расследования гибели над Донбассом рейса MH17. Однако отказ Кремля участвовать в переговорах вовсе не означает, что такой формат невозможен или бесполезен. Напротив, именно российская обструкция делает сценарии запуска «крымского формата» чрезвычайно привлекательными для Украины.

24 июля премьер-министр Украины Денис Шмыгаль заявил в Брюсселе, что наш МИД «финализировал концепцию» создания международной платформы «Крым – это Украина». Платформа проектируется как консультативно-координационная, но с перспективой ее превращения в переговорную. А министр иностранных дел Дмитрий Кулеба вполне прозрачно дал понять, что «не видит Россию в работе международной площадки по вопросу деоккупации Крыма».

Такой подход вполне логичен именно учитывая «непримиримую» позицию России. Пока страна-оккупант отказывается садиться за стол переговоров, договариваться о деоккупации Украине и западным «гарантам ее безопасности» фактически не с кем. Однако они вполне могут в рамках того же формата координировать усилия для решения другой задачи: как и какими средствами склонить Кремль к большей конструктивности, усадить его за стол переговоров и все-таки убедить обсуждать вопрос деоккупации Крыма.

Дипломатия — область, скажем так, довольно неискренняя, особенно когда речь идет о переговорах не с союзником, а с явным противником. И пока задействованы дипломатические инструменты, в официальных документах не появятся выражения вроде «заставить Кремль дать задний ход» или «наказать Путина за бандитскую распальцовку». Но фактически во время «консультаций» первого этапа речь будет идти именно об этом. Конечно, применяемые к России «средства убеждения» будут оставаться строго в рамках международного права, то есть, это будет политическое и экономическое давление — во всяком случае, пока Россия сама не повысит уровень конфликта с Европой до военного (с нее станется), но тогда неизбежно изменятся и тон дипломатии, и методы внешнего воздействия на Кремль.

Таким образом, на начальном этапе «крымский формат» должен стать для Украины и ее союзников инструментом не столько деоккупации Крыма как таковой, сколько средством создания предпосылок для деоккупации. Он даст возможность, во-первых, постоянно держать тему аннексии Крыма в международной повестке и тем самым поднять ее приоритет для мирового сообщества. Во-вторых, он даст основания существенно повысить для Кремля стоимость продолжения оккупации (например, через введение новых скоординированных международных санкций), чтобы убедить его включиться в переговоры. В-третьих, и это представляется мне особенно важным, начало реальной работы «крымского формата» будет означать, что Украина прощается, наконец, с дурной традицией быть «ведомой» в вопросах международной дипломатии, приобретает субъектность, способность выдвигать и реализовывать крупные инициативы для защиты своих собственных интересов. В-четвертых, «крымский формат» может дать по-настоящему мощный толчок к пересмотру Украиной конституционного статуса Крыма как национальной автономии крымскотатарского народа, — а это, в свою очередь, создало бы совершенно новые основания для привлечения к проблеме защиты прав коренного народа Крыма серьезных гуманитарных ресурсов ООН.

Учитывая, что Россия категорически не желает говорить о возможности деоккупации и разговоры о присоединении к переговорам о Крыме воспринимает буквально как предложение капитуляции, первый («консультационно-координационный») этап работы международной платформы «Крым – это Украина» может продлиться достаточно долго. Особенно если я в своих предположениях оказался чрезмерным оптимистом и на практике «консультации» выльются не в новые инструменты давления на Россию, а, скажем, в очередные формальные «выражения озабоченности» положением с правами человека и размещением ядерного оружия на оккупированном Россией полуострове. Но рано или поздно работа по тем направлениям, о которых я позволил себе помечтать, должна быть Украиной и международным сообществом начата. И чем раньше условия для этой работы будут созданы, тем лучше.

При этом не стоит забывать, что целью первого этапа так или иначе является переход к этапу второму — собственно переговорам о деоккупации. Начаться же второй этап может только тогда, когда к формату присоединится Россия — или тогда, когда идущие в России политические процессы сделают ненужным ее участие в любых международных переговорах.

Но это будет уже совсем другая история.

[ Колонка опубликована на портале Слово і Діло ]

Радіо НВ: Деокупація Криму і Донбасу та відносини Путіна із Заходом у програмі Юрія Мацарського «Має слово»