Проголосовавшийся

Ну нет другого способа у Януковича поучаствовать в выборах президента. Только вот такой. Выпустили его из кунсткамеры поплескаться в прямом эфире.

Зачем я вообще это комментирую? Затем, что это вообще не о нем. Это о медицине.

Всю дорогу Янукович упорно транслировал грозные предупреждения относительно полной невозможности победы Порошенко на выборах. Предостерегал. Уговаривал практически. Так говорил, будто сам не верил, что Петр Алексеевич таки не может честно победить ну никак. И я прямо видел, как с каждым возвращением Януковича на эту мысленную траекторию шансы Порошенко растут выше ста процентов — именно благодаря предупреждениям бывшего.

Это именно о медицине, о глубоко неадекватном восприятии реальности. В понимании Януковича — люди его слушают, люди ему верят. Вот же они прямо на улице в Ростове подходят к нему и благодарят за все. Значит, услышат его скорбные предупреждения, и Порошенко не изберут. Там же, в Ростове. Шикарно же.

Не спорим, были демоны. Но они самоликвидировались.

В той реальности, которая существует за доступными Януковичу пределами, его мнение воспринимается избирателем строго с противоположным знаком. Ругает? Значит, хорошие сапоги, надо брать. То есть, фактически, Янукович всю свою прессуху топил за Порошенко. Уныло, тупо, в свойственном ему стиле аварийного дирижабля, подкачанного по недосмотру сероводородом вместо гелия. Но вот как хотите, а своим пыхтением он победных шансов для Порошенко добавил. Хотя сам-то думал, что наоборот.

Вот если бы он вдруг решил Пороха похвалить, было бы смешнее, но этого быть не могло никак. Ему хвалить Пороха нельзя, а то его заратустра обидится. Хотя именно похвала была бы ударом по рейтингу действующего президента, а не то, что мы видели. Но он не мог. В этом и была ловушка неадекватности.

Но Янукович (в ответ на вопрос Романа Цимбалюка) все-таки сказал нечто, что имеет смысл принять к сведению: что в розыске в Интерполе его нет и он может ездить куда хочет. А не ездит потому, что не хочет. А так мог бы. Легко. И легально.

Так вот у меня вопрос: а почему? Я знаю, что приговор в силу не вступил, но все-таки — почему? До приговора ведь тоже можно выставить ему нужного цвета карточку, сами же говорили. Что сделано для того, чтобы он таки появился в базах Интерпола как международно разыскиваемый? Каким государственным органом Украины это должно быть сделано? И почему не сделано за все пять лет? Он что, друзей сохранил на всех уровнях в ГПУ? Или там специально держат безруких недотыкомок, которые не способны соблюсти давно известные формальности?

Потому что с шансами Порошенко на выборах избиратели сами могут разобраться, а вот функции и обязанности госорганов избиратели на себя брать не могут. По крайней мере, до поры до времени. Условности, знаете ли, так сильны.

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.