Августовское обострение, или Как откосить от нормандского формата

RIAN02909767Крымские события последних дней многих заставили понервничать. Канун годовщины российско-грузинской войны отметился в новостных лентах странными эксцессами на линии разграничения и в северном Крыму. Российская сторона внезапно закрыла пропускные пункты и даже, как писали, эвакуировала с них таможенников. В районе Армянска слышали стрельбу, мелькнула неподтвержденная информация об одном убитом и нескольких раненых. Пошли сообщения об установке блокпостов на шоссе и проверке автомобилей, о переброске в Крым через Керчь военной техники (а такая переброска, если информация о ней была достоверной, заведомо началась не в тот же день, подобные движения всегда планируются заранее). Потом была озвучена версия об учениях. Потом «народный телеграф» по фейсбуку начал транслировать версию, что вся буза из-за дезертиров, которые со стрельбой и кровью пытались сбежать из воинской части под Армянском. Потом пункты пропуска открыли, одновременно объявив по Крыму план «Крепость».

Для продуманной военной операции всё это выглядело слишком непоследовательно (закрыли пункты пропуска, опять открыли, потом снова закрыли на несколько часов), а для мелкого эксцесса было слишком много перемещения брони. Дезертиров переброской техники не ловят, вражеских лазутчиков тоже. Создавалось впечатление, что готовится крупное военное событие, в которое некстати вмешалась какая-то случайность со стрельбой (если эта стрельба, конечно, не входила в легенду учений, но об этом можно было только гадать). Следовало всерьез опасаться, что в ночь на 8 августа на линии разграничения может произойти серьезная провокация.

Однако, пронесло. В течение 8 и 9 августа сохранялась неопределенность и напряженность, новой информации почти не было.

Зато 10 августа она пошла потоком.

Сначала ФСБ выпустила официальное заявление о пресечении попытки проникновения в Крым украинской диверсионной группы и выявлении агентурной сети, которой Министерство обороны Украины якобы поставило цель «дестабилизировать социально-политическую обстановку в регионе в период подготовки и проведения выборов федеральных и региональных органов власти». ФСБ также официально сообщило, что еще две разведгруппы не смогли проникнуть в Крым даже несмотря на то, что попытки их прорыва «прикрывались массированным обстрелом со стороны сопредельного государства».

Крайне удивительно, что эти «массированные обстрелы» заметила только ФСБ. Такой исключительный акт явной агрессии непременно должен был бы удостоиться мгновенной реакции МИД РФ, не говоря уж о российском Минобороны; судя по отсутствию такой реакции, работают там очень медленные люди и на очень медленных компьютерах. Впрочем, ФСБ тоже формулировала своё сообщение не меньше двух суток, так что, видимо, особой спешки действительно не было.

Затем лично Владимир Владимирович Путин заявил, что Украина «перешла к террору» в Крыму. Это, сообщил президент РФ, делает бессмысленными запланированные переговоры в нормандском формате с его участием.

После столь решительного заявления Путина вероятность начала Россией нового витка боевых действий столь же решительно и упала. Во-первых, Владимир Владимирович по старой привычке все очень наглядно объяснил: все дело в том, что на самом деле он просто не желал ехать на уже согласованную встречу в «нормандском формате» и ему нужен был повод от нее откосить. Предыдущая встреча ему, по всей вероятности, не слишком понравилась, а на новую ему везти, похоже, практически нечего. Пришлось бы в очередной раз выглядеть бледновато, а не хотелось. И тут организовался вот такой перформанс со стрельбой, как кстати.

По заявлению Путина, в ходе перестрелки погибли двое военнослужащих РФ. Помнится, когда друг Эрдоган сбил залетевший не в то небо российский военный самолет, официально погиб только один пилот, но антиэрдоганная и антитурецкая реакция России были не в пример мощнее нынешней. Бог знает, какой гул стоял на дипломатических фронтах. Война чуть не началось, что вы. А сейчас — вооруженное вторжение, гибель двоих военных, «массированные обстрелы»! И в итоге Владимир Владимирович грозно решает не ехать на встречу в «нормандском формате». Страх и трепет.

Согласитесь, после такого пируэта всякие опасения, что через Чонгар немедленно двинутся танковые колонны, приобретают оттенок некоторого комизма.

Впрочем, неуместного. Несмотря на то, что официально озвученная ФСБшная легенда наскоро скроена «на коленке», ситуация остается очень и очень серьезной. Военное присутствие России в Крыму постоянно растет. К захваченным ранее в заложники гражданам Украины или уже добавились, или в ближайшее время добавятся новые — на этот раз «диверсанты», — и это приведет к новым обострениям. А впереди — то самое событие, которое проговоркой упомянуто в заявлении ФСБ: в России скоро выборы. И к этому событию Путину нужно хотя бы для проформы что-нибудь людям предъявить. Братание с Эрдоганом не годится — Киселев еще не отмыл турка от всего, что было на него ранее вылито. Экономика РФ даже по российским официальным показателям дышит всё жалобней. «Новороссия» не рекомендована к упоминанию всуе. Крым есть, но совсем не выглядит выставкой достижений режима — особенно по сравнению с Чечней, но ее как раз предъявлять своему электорату как достижение довольно стремно.

И, куда ж деваться, все навязчивей желание устроить выборам что-нибудь в духе войны с Грузией.

Именно поэтому Путин будет продолжать делать резкие политические движения именно в Крыму, создавая и сохраняя для себя возможность тактического экспромта. И у него здесь полный контроль над ситуацией. У него здесь высокая концентрация войск. Оппозиции он может совершенно не опасаться — если при обычной оккупации действующее подполье еще как-то представимо, то при гибридной оно начинается и заканчивается записями в фейсбуке. Помешать ему «двигать собой» в Крыму не может сейчас никто, и для безопасности Украины это совершенно очевидная угроза.

Другое дело, что Владимиру Владимировичу может быть куда проще и удобнее прийти к выборам с победой не над «внешним врагом», а над «внутренним». Устроить еще пару процессов против оппозиции и нескольких бывших губернаторов гораздо дешевле, чем воевать. А войну сохранять в запасе, в постоянной готовности. Как рычаг постоянного давления. Как привычный инструмент шантажа, в конце концов.

Поэтому для Украины в ближайшее время облегчения не будет. Будут только передышки.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.